Ёлка: «Я за перемены, которые происходят от любви к себе»

29 декабря 2016

Девушка-праздник, чьё сценическое имя непроизвольно ассоциируется с Новым годом. Яркая, жизнелюбивая и по-особенному трогательная певица. Её невозможно с кем-то спутать или не узнать, услышав новую песню по радио. Ко всем этим качествам стоит приплюсовать ещё и невероятную работоспособность – отыскать в её графике время на съёмку или интервью практически невозможно. Но нам посчастливилось задать Ёлке целых одиннадцать вопросов о предстоящем годе, личных ошибках и желании поспать.

– Вы живёте в сложном гастрольном графике: постоянные переезды, выступления, съёмки... У Вас есть какие-то собственные «правила выживания»?

– Первое и очень важное правило – это сон. Так как нет выработанного режима, остаётся всё-таки досыпать свои 8 часов. Это «золотое» правило, я стараюсь его соблюдать. И «правило сохранения энергии». Надо учиться всегда распределять свои силы, уметь быть в режиме «стенд-бай». Если я знаю, что у меня впереди 5 рабочих дней, я стараюсь делать так, чтобы моих сил хватало равномерно на эти пять дней. Раньше я могла вы ложиться в первый день так, что страдала потом все оставшиеся.

– Я считаю, что лень – это защитная реакция организма. Я очень уважаю свою лень, она не даёт мне перегорать в работе. С хандрой уже сложнее. Как только начинаю хандрить, сразу «троллю» себя, смеюсь над своими проблемами.

– Вам часто приходится выходить из зоны комфорта?

– Я не очень люблю это выражение. И не очень люблю совершать над собой насилие, переступать через себя, ломать себя. Я за перемены, которые происходят от любви к себе, от уважения к себе. Это, как правило, маленькие и осознанные изменения, которые не причиняют вреда моему психическому здоровью.

– А в чём лично для Вас заключается эта самая зона комфорта?

– «Чик-чирик, я в домике» – это моя зона комфорта.

В общем-то, я предпочитаю делать всё для того, чтобы мне было хорошо. Я – гедонист (человек, который живёт так, чтобы получать удовольствие от жизни – прим. ред.) по своей натуре, и не вижу ничего в этом плохого.

– Как часто случаются конфликтные ситуации при подготовке к концерту или какому-то значимому событию?

– Очень нечасто. Во-первых, я не считаю себя конфликтным человеком. У меня есть два-три очень смешных приступа нервозности. Мне, как и всей моей команде, точно известно, когда они наступают, и все во всеоружии. Самое главное во время этого приступа – мне подыграть с очень серьёзным лицом, потому что минут через 20 после мы все дружно смеёмся над тем, какой я кретин.

– Легко признаёте свою неправоту или неудачу? Наверное, для публичного человека это очень сложно… Предпочитаете учиться на чужих ошибках или собственных «шишках»?

– Я бы очень хотела высокопарно ответить, что я учусь на чужих ошибках, но ничего подобного (смеётся). И на своих учусь далеко не с первого раза. Свою неправоту и неудачу признавать очень сложно, и не от того, что я публичный человек, а оттого, что мы очень субъективны. Мы всегда прибываем в абсолютной уверенности, что всё мы делаем правильно, и каждое наше решение – единственно верное, и когда это единственное верное решение подвергается сомнению извне, это приводит к единственной правильной первой реакции – абсолютному возмущению и несогласию.

Но есть хорошие новости – мне нужно совсем немного времени, чтобы понять и принять свою неправоту. На критику я реагирую тоже достаточно болезненно. Но я научилась для себя понимать, что если человек, который пришёл ко мне с критикой, делает это исключительно для того, чтобы помочь мне, для того, чтобы облегчить мне жизнь или указать на какую-то ошибку, чтобы я в будущем лучше выглядела, лучше вела себя, корректнее, то я готова к этой критике. Если же высказывание строится по принципу «это плохо, потому что это плохо», я такую критику даже не слушаю. Она деструктивна и никчёмна. – Опишите уходящий год всего двумя словами. – Очень круто!

– Чтобы Вы хотели изменить в своей жизни в следующем году?

– Кардинально ничего. Хотелось бы мне от себя какой-то большей собранности и вовлечённости, но это вряд ли (смеётся). – А чему бы Вы хотели научиться? Я бы хотела научиться учиться, тог- да бы у меня всё, ой, как заплясало! – И последний вопрос: чего Вам хочется сейчас? – Лечь и лежать (смеётся). Спасибо!

Беседовала Светлана Максимкина