«Эпатаж для меня не самоцель»

22 октября 2016

Со стороны она кажется очень искренней и абсолютно отчаянной. И если искренности этой певице явно не занимать, то о собственной отваге она придерживается другого мнения. «Я, правда, очень, ну очень труслива, – утверждает певица Ёлка. – Я всегда во всемосторожничаю и очень не люблю ответственности. В этом я даже вижу свою некоторую инфантильность».

«Я сорвалась, как листок с веточки»

– Даже очень осторожные люди иногда совершают смелые поступки. Можете вспомнить свой самый отчаянный шаг?

– Самый отчаянным поступком в своей жизни я считаю переезд в Москву. Этот шаг был крайне спонтанным. Меня спросили: «Едешь?», и я ответила: «Да!» Конечно, сейчас я бы так не поступила, теперь я большая и умная. Но тогда, не обремененная никаким особым жизненным багажом, я сорвалась, как листок с веточки.

И меня понесло. Теперь как достаточно взрослый человек я, конечно, рада, что так поступила. Но это был очень смелый поступок. И совершенно необдуманный. Хотя от этого не менее крутой.

– Может быть, опишете потом все это в мемуарах. Сейчас это популярный жанр.

– Я книгу не пишу и вряд ли когда-либо за нее сяду. Пусть уж лучше этим занимаются писатели. Я в них верю, люблю и слишком уважаю их труд, чтобы начать писать книгу самостоятельно. Ну правда! А вот в фильме сняться мечтаю.

– Вы как-то сказали, что вы не просто исполнитель песен, а медиум. Что имели в виду? И вообще насколько сильно опираетесь в своих поступках на интуицию?

– Опираюсь и искренне верю. Я точно знаю, что мы упорно учимся не слушать этот внутренний голос всю жизнь, но, несмотря на это, он существует. Говоря про медиума, я пыталась оправдывать то, что не являюсь автором своих песен. Именно поэтому я выбираю их особенно тщательно, чтобы все звучащее со сцены было очень честным и по сути абсолютно моим. Только тогда мне поверят зрители.

А по поводу мистического… Я точно знаю, что в этом мире очень много того, чего мы не видим. Вот, например, ни любви, ни дружбы ни увидеть, ни потрогать нельзя. Может, это и есть волшебство?

– Одна из ваших песен называется «Все зависит от вас самих». Насколько этот лозунг применим к вашей жизни, вы режиссер своей судьбы?

– «Режиссер своей судьбы» – это слишком громкая фраза. Но я знаю наверняка: все, что мы имеем с вами сейчас (и хорошее, и плохое), является следствием нашего выбора. Каждый маленький шаг создает нашу судьбу. Наш выбор – это наше, это про нас…

– Если бы вы могли вернуться в любой момент своей жизни и что-то изменить, вы бы это сделали?

– Конечно, есть в моей жизни парочка постыдных фактов… Мне до сих пор очень неловко за себя. Да что там неловко – мне стыдно, откровенно стыдно. Но менять я бы все равно ничего не стала. На всякий случай. Потому что если теория эффекта бабочки верна, то все, в том числе и мои отвратительные поступки, привели меня туда, где я сейчас, и к тем людям, с которыми я сейчас. А терять это я явно не хочу! Да, стоило бы кому-то сказать поменьше плохих слов, а кому-то – побольше хороших. Но сложилось так, как сложилось.

«Я вижу улыбки на лицах, куда бы ни зашла»

– У вас множество наград. Что считаете своим главным достижением в жизни?

– Прямо приятно слышать (это я насчет наград). Но главное достижение – делать то, о чем всегда мечтала: петь песни. Радостно, что при этом мне есть кому их петь.

И пусть это прозвучит как махровая банальность, но моя самая большая награда – люди, которых я встретила и с которыми мне определенно повезло. Вот уж чем судьба меня действительно наградила, так это людьми. Уж не знаю, за что мне такое счастье, но очень ценю команду, с которой работаю. И моих друзей.
С такими людьми всегда приятно получать награды и премии.

– За все в жизни приходится платить. Какова, с вашей точки зрения, цена мечты и славы? И чем вы готовы пожертвовать ради них?

– Не нравится мне слово «пожертвовать», неправильное оно какое-то. В общем – ничем я не готова. Скажу вам это как абсолютный максималист. Понятное дело, что у всего есть обратная сторона. И у всего действительно есть плата. Но нельзя сказать, что слава меня как-то сильно напрягает. Узнаваемость на улице я считаю побочным эффектом популярности. Но я от нее сильно не страдаю. Да, меня часто узнают, но за мной не гоняются толпы сумасшедших людей…

Я не отказываю себе в таких простых человеческих радостях, как прогулки или походы по магазинам. Я вообще люблю жить нормальной человеческой жизнью. Возможно, мне действительно очень повезло с аудиторией.

В основном это умные, чуткие, понимающие люди, которым можно с легкостью объяснить, почему я не готова сегодня фотографироваться. И при этом перекинуться парой-тройкой фраз.

– Когда вы поняли, что по-настоящему популярны?

– Слава не свалилась на меня в один день. И чем старше я становлюсь, тем яснее понимаю, что мне в этом плане сильно повезло. Поскольку у меня было время осознать последствия каждого своего шага, оценить, поработать над ошибками. Ведь когда все происходит очень быстро, у человека просто нет шанса на осознание, на анализ ситуации. У меня это время было. Нельзя сказать, что в результате анализа я не сделала ошибок. Сделала, и еще сколько! Но поступила так с ощущением ответственности за свои поступки.

– А что самое приятное и неприятное в славе?

– Самое странное, с чем приходится сталкиваться, это проявление болезненного фанатизма. По большому счету такое поведение скорее непонятно, чем неприятно. Хотя иногда случаются и прямо-таки досадные казусы.

А приятная часть славы – что тебе все улыбаются. Я вижу улыбки на лицах, куда бы ни зашла. Это такой кайф!

«Молчала, и сейчас ничего не скажу»

– Я читала, что вы выросли в очень дружной семье. Всегда ли родители поддерживали ваши музыкальные начинания? И как они комментируют ваши новые клипы и песни сейчас?

– Они поддерживали меня всегда. Причем делали это так, как обычно поступают друзья. Ведь есть родители, которые захваливают своих детей донельзя, причем без всякой критики, а есть такие, которые критикуют и отвергают все, что не является воплощением их планов. Мои же в этом отношении абсолютно адекватны. Папа был и остается моим самым настоящим критиком. А мама искренне верила в меня. Хотя, являясь музыкантом, могла и позволить себе сделать какие-то замечания.

Единственное, о чем переживали мои родители (и, как я сейчас понимаю, не беспочвенно), что я сильно разочаруюсь в своей мечте. Что мне будет очень больно, когда я пойму, что не все в жизни так просто. Маме и папе было сложно поверить, что маленькая девочка из маленького города может добиться чего-то в столице, да еще стать звездой. Не то что они в меня не верили. Они просто очень переживали, что я со своей наивностью могу очень сильно поломаться, столкнувшись с реальностью. Но когда увидели, что все получается, что какое-то волшебство не покидает меня даже после переезда в столицу, они очень обрадовались. И радуются до сих пор.

– Уехав из Ужгорода, вы стали певицей, популярной и в России, и в Украине. Теперь у вас осталась заветная, но пока нереализованная мечта?

– Ну прямо самыми заветными мечтами я делиться не привыкла. Вот честно. Конечно, я очень мечтательная, наивная, верящая в чудеса… несмотря на то, что порой цинично знаю, откуда они берутся. Но мечтой я с вами не поделюсь. Уж простите меня, пожалуйста.

– Вот и о своей личной жизни вы почти ничего не рассказываете. Почему?

– Молчала-молчала, и сейчас ничего не скажу. Услышав ваш вопрос, я даже немножечко ощетинилась. Я действительно очень тщательно охраняю свое счастье от чужих глаз. Потому что мои люди, моя аудитория, мой слушатель (как это красиво звучит) способны за меня искренне порадоваться, но мир состоит не только из них. А сила нелюбви тех, кто не способен порадоваться за меня, порой очень разрушительна.

Мне бы не хотелось, чтобы какое-то событие, имеющее для меня крайне важное значение, стало для кого-то всего лишь поводом для пересудов. Мы все видим артистов, которых обсуждают не с позиции их творчества, а говоря об их личной жизни. Во многом это происходит потому, что жизнь этих публичных людей пестрит многочисленными приключениями, не имеющими никакого отношения к сцене.

Я прекрасно понимаю, что слушателям это интересно, но не согласна идти на поводу.

Счастье – это такая хрупкая, эфемерная штука, что я боюсь с ним экспериментировать. Оно мне слишком дорого. Я счастлива, и это читается в моих глазах. Поэтому все, кто за меня переживают, можете спокойно выдохнуть: у меня все хорошо. Но это максимум информации, который я способна об этом сказать.

– Обычно очень занятым людям иногда хочется внезапно все бросить и уехать куда подальше. Что делаете в такие моменты вы? Как отдыхаете?

– Я очень люблю сон и очень люблю своих друзей. А бросить все и на дня два куда-нибудь сигануть, но не так, чтобы всех подвести, а так, чтобы все доделать и уехать с подругами отдыхать, – это я обожаю. Этой мой любимый спорт.

«Я еще не старая, но уже не тупая!»

– К слову, о спорте. Сейчас в моде здоровый образ жизни. Вы поддерживаете этот тренд? Каковы ваши отношения с правильным питанием и фитнесом?

– Ну, со спортом у меня всегда было очень тяжело, хотя я прекрасно понимаю, что физическая активность нам всем крайне нужна. И стараюсь внедрять ее в нашу жизнь. Но… с разным успехом, это я вам честно скажу. Потому что мне лень.
А насчет здорового питания – я за разумность в этом вопросе. Меня вообще очень пугают крайности и фанатизм. Есть люди, которые, если верить «Инстаграму», всю свою жизнь строят вокруг оладушек из отрубей и селфи собственного пресса. Складывается такое впечатление, что это все, вокруг чего крутятся их интересы. И это меня определенно не радует. Потому что в мире есть гораздо более важные и веселые вещи.

Да, мода на здоровый образ жизни – это гораздо круче, чем мода на героин (думаю, здесь вы со мной согласитесь). Но при этом не стоит забывать, что самая главная цель этих программ – все-таки здоровье, а не кубики на животе. А здоровье нам дано для того, чтобы мы могли прожить яркую и интересную жизнь, полную авантюр. ЗОЖ (здоровый образ жизни. – Прим. ред.) ради ЗОЖа?! Меня это умиляет. Я не хочу наносить себе вред и, конечно, хочу быть здоровым человеком. Но я не убьюсь ради кубиков – это точно.

– Многие девушки начинают бояться своего возраста лет с 25. А как вы относитесь к цифрам?

– Это очень забавный вопрос. Потому что в 26 меня действительно накрыло взрослой, серьезной депрессией. Слава Богу, это не была та депрессия, которую нужно лечить, но все равно состояние было не из легких.

Правда, я очень быстро поняла, что со мной происходит, и долго смеялась над собой. И сейчас я пребываю в том прекрасном возрасте, когда наслаждаюсь абсолютно всем, что творится вокруг. Я человек, возможно, неэталонный внешне, научилась быть красивой (когда мне это надо, конечно). Мой жизненный опыт ограждает меня от откровенных глупостей, которые я была готова сделать еще несколько лет назад. Получается, я еще не старая, но уже не тупая! Очень люблю этот возраст.

Меня окружают очень интересные люди, среди которых есть невероятные женщины. Одни – немножко старше меня, другие – старше «множко». Но все они являются для меня удивительным примером того, как можно раскрываться на протяжении всей жизни. И этот удивительный пример показывает, что нет ничего страшного ни после 40, ни после 50, ни после 60. В любом возрасте жизнь может быть очень яркой. Главное, чтобы сам интерес к жизни не исчез. А как его поддерживать, я знаю наверняка.

– Какие черты характера окружающих вас удивляют?

– В хорошем смысле меня удивляют открытость и отсутствие снобизма, коим я периодически грешу. Когда я вижу открытых людей, которые готовы принимать все и всех, я снимаю шляпу. Хочу учиться у них быть такой же.

«Я натура совсем не эпатажная»

– Читала, что вы дружите с приютом для бездомных животных.

– «Я хорошая, я помогаю» – очень бы не хотелось, чтобы со стороны это выглядело примерно так. Хочется, чтобы люди, глядя на меня и моих коллег, которые делают много хороших, добрых дел, вдохновлялись. Моей самой большой помощью не фонду, не приюту, а животным в принципе будет то, что я начну почаще напоминать людям, что мы все несем ответственность за тех, кого когда-то – очень много лет назад – одомашнили. И что помогать им не так сложно, как кажется. Главное – желание, если оно в вас есть, пожалуйста, не гасите его. Потому что если в человеке нет сострадания, желания помогать и сопереживать, то эти чувства уже не внедрить.

Во всяком случае, я не видела, чтобы черствый человек взял и расплакался, увидев на остановке несчастного котика. Но даже те, кто способен сопереживать, иногда робеют, не зная, как помочь. Поэтому моей самой большой помощью будет донести до людей, что помогать – просто и здорово.

– Судя по нарядам и прическам, вы очень любите эксперименты. Есть грань, за которую не перейдете?

– Я люблю эксперименты, которые идут рядышком с артом. Сама по себе я натура совсем не эпатажная. Если брать за эталон эпатажа Леди Гагу или мою любимую Бьорк (которая мне и по внутреннему наполнению, и музыке гораздо ближе Гаги) – у них есть очень много вещей, которые я бы никогда не примерила на себя.

Эпатаж для меня не самоцель. Да, я люблю стильные штучки и постоянно ищу интересные вещи, но не ради эпатажа – это просто мой способ самовыражения. Мне очень бы не хотелось, чтобы то, что я сотворила у себя на голове, перекрыло бы то, чем я являюсь на самом деле. Мне важно, чтобы за нарядами можно было рассмотреть меня. Причем за любыми вещами – даже если речь идет о спортивных штанах. А в откровенных нарядах я чувствую себя очень неуютно. Причем настолько, что в последнее время просто вычеркнула их из своей жизни. Их никогда особо и не было, но сейчас уж точно не будет. Это не мое.

– Часто ли бываете на театральных и кинопремьерах? Что из недавно просмотренного могли бы порекомендовать?

– К сожалению, крайне редко. Фильмы я чаще всего смотрю в самолете, и к тому моменту они обычно уже не слишком новы. Правда, не так давно я открыла для себя Большой театр. Но вообще в том, что касается театра и кино, я не большой советчик. Скорее, сама время от времени нуждаюсь в подсказках друзей. И не стесняюсь их попросить.

– Какую концертную программу вы сами привозите в Петербург в октябре?

– У нас есть большая программа. Песни в ней периодически меняются. Потому что так сложилось (и это прекрасно), что песен у меня сейчас набралось гораздо-гораздо больше, чем на один концерт. Поэтому иногда (в зависимости от настроения) я позволяю себе кое-что добавлять-убавлять. При этом базовая часть – постоянна. Ведь люди хотят услышать все те произведения, которые они хорошо знают, а я очень люблю.

Чтобы вместе мы получили огромное удовольствие от происходящего!

27 октября Ёлка даст концерт на сцене клуба A2 Green Concert (Санкт-Петербург)

Источник: http://gazetastrela.ru/2016/10/20/epatazh-dlya-menya-ne-samocel/